Популярные Статьи

  • Белолобый

    Голодная волчиха встала, чтобы идти на
    охоту. Её  волчата, все трое, крепко спали,
    сбившись в кучу, и  грели друг друга. Она
    облизала их и пошла.
    Был уже весенний месяц март, но по ночам
    деревья трещали от холода, как в  декабре,
    и  едва высунешь язык, как его начинало 
    сильно щипать. Волчиха была слабого здоро-
    вья, мнительная; она вздрагивала от малейше-
    го шума и всё думала о том, как бы дома
    без неё кто не обидел волчат. Запах челове-
    ческих и лошадиных следов, пни, сложенные
    дрова и тёмная унавоженная дорога пугали
    её; ей  казалось, будто за деревьями в  по-
    тёмках стоят люди и где-то за лесом воют
    собаки.
    Она была уже не молода, и чутьё у неё
    ослабело, так что, случалось, лисий след она
    принимала за собачий, а  иногда даже, обма-
    нутая чутьём, сбивалась с  дороги, чего с нею
    никогда не бывало в молодости. По слабо-
    сти здоровья она уже не охотилась на телят
    и  крупных баранов, как прежде, и уже далеко
    обходила лошадей с жеребятами, а питалась
    одною падалью; свежее мясо ей приходилось
    кушать очень редко, только весной, когда
    она, набредя на зайчиху, отнимала у  неё де-
    тей или забиралась к мужикам в  хлев, где
    были ягнята.

    В верстах четырёх от её логовища, у почто-
    вой дороги, стояло зимовье. Тут жил сторож
    Игнат, старик лет семидесяти, который всё
    кашлял и разговаривал сам с собой; обыкно-
    венно ночью он спал, а днём бродил по лесу
    с ружьём-одностволкой и посвистывал на зай-
    цев. Должно быть, раньше он служил в  ме-
    ханиках, потому что каждый раз, прежде чем
    остановиться, кричал себе: «Стоп, машина!»
    и прежде чем пойти дальше: «Полный ход!»
    При нём находилась громадная чёрная собака
    неизвестной породы, по имени Арапка. Ког-
    да она забегала далеко вперёд, то он кри-
    чал ей: «Задний ход!» Иногда он  пел и при
    этом сильно шатался и часто падал (волчиха
    думала, что это от ветра) и кричал: «Сошёл
    с  рельсов!»

    Волчиха помнила, что летом и осенью око-
    ло зимовья паслись баран и две ярки, и  ког-
    да она не так давно пробегала мимо, то
    ей послышалось, будто в хлеву они блеяли.
    И  теперь, подходя к зимовью, она сообража-
    ла, что уже март и, судя по времени, в хле-
    ву должны быть ягнята непременно. Её мучил
    голод, она думала о том, с  какою жадностью
    она будет есть ягнёнка, и от таких мыслей
    зубы у неё щёлкали и глаза светились в по-
    тёмках, как два огонька.
    Изба Игната, его сарай, хлев и колодец
    были окружены высокими сугробами. Было
    тихо. Арапка, должно быть, спала под сараем.
    По сугробу волчиха взобралась на хлев
    и  стала разгребать лапами и мордой соло-
    менную крышу. Солома была гнилая и рых-
    лая, так что волчиха едва не провалилась;
    на неё вдруг прямо в морду пахнуло тёплым
    паром и запахом навоза и овечьего моло-
    ка. Внизу, почувствовав холод, нежно забле-
    ял ягнёнок. Прыгнув в дыру, волчиха упала
    передними лапами и  грудью на что-то мягкое
    и тёплое, должно быть, на барана, и  в  это
    время в  хлеву что-то вдруг завизжало, зала-
    яло и залилось тонким, подвывающим голо-
    ском, овцы шарахнулись к  стенке, и волчиха,
    испугавшись, схватила, что первое попалось
    в  зубы, и бросилась вон…

    Она бежала, напрягая силы, а в это время
    Арапка, уже почуявшая волка, неистово выла,
    кудахтали в зимовье потревоженные куры,
    и  Игнат, выйдя на крыльцо, кричал:
    — Полный ход! Пошёл к свистку!
    И свистел, как машина, и потом —
    го-го-го-го!.. И  весь этот шум повторяло лес-
    ное эхо.
    Когда мало-помалу всё это затихло, вол-
    чиха успокоилась немного и стала замечать,
    что её добыча, которую она держала в зу-
    бах и  волокла по снегу, была тяжелее и  как
    будто твёрже, чем обыкновенно бывают в  эту
    пору ягнята; и пахло как будто иначе, и  слы-
    шались какие-то странные звуки… Волчиха
    остановилась и положила свою ношу на снег,
    чтобы отдохнуть и начать есть, и вдруг от-
    скочила с  отвращением. Это был не ягнёнок,
    а щенок, чёрный, с  большой головой и  на
    высоких ногах, крупной породы, с таким же
    белым пятном во весь лоб, как у Арапки.
    Судя по манерам, это был невежа, простой
    дворняжка. Он облизал свою помятую, ране-
    ную спину и как ни в чём не бывало замахал
    хвостом и  залаял на волчиху. Она зарычала,
    как собака, и  побежала от него. Он за ней. 

    Она оглянулась и щёлкнула зубами; он оста-
    новился в недоумении и, вероятно, решив, что
    это она играет с ним, протянул морду по на-
    правлению к зимовью и залился звонким ра-
    достным лаем, как бы приглашая мать свою
    Арапку поиграть с  ним и с волчихой.
    Уже светало, и когда волчиха пробиралась
    к себе густым осинником, то было видно от-
    чётливо каждую осинку, и уже просыпались
    тетерева, и часто вспархивали красивые пету-
    хи, обеспокоенные неосторожными прыжками
    и лаем щенка.
    «Зачем он бежит за мной?  — думала вол-
    чиха с  досадой.  — Должно быть, он хочет,
    чтобы я его съела».

    Жила она с волчатами в неглубокой яме;
    года три назад во время сильной бури вы-
    вернуло с корнем высокую старую сосну, от-
    чего и образовалась эта яма. Теперь на дне
    её были старые листья и мох, тут же ва-
    лялись кости и бычьи рога, которыми игра-
    ли волчата. Они уже проснулись и все трое,
    очень похожие друг на друга, стояли рядом
    на краю своей ямы и, глядя на возвращав-
    шуюся мать, помахивали хвостами. Увидев их,
    щенок остановился поодаль и  долго смотрел
    на них; заметив, что они тоже внимательно
    смотрят на него, он  стал лаять на них сер-
    дито, как на чужих.
    Уже рассвело и взошло солнце, засверкал
    кругом снег, а он всё стоял поодаль и  лаял.
    Волчата сосали свою мать, пихая её лапами
    в тощий живот, а она в это время грызла
    лошадиную кость, белую и  сухую; её мучил
    голод, голова разболелась от собачьего лая,
    и  хотелось ей броситься на непрошеного гос тя
    и разорвать его.
    Наконец щенок утомился и охрип; видя,
    что его не боятся и даже не обращают на
    него внимания, он стал несмело, то приседая,
    то подскакивая, подходить к волчатам. Теперь,
    при дневном свете, легко уже было рассмо-
    треть его… Белый лоб у него был большой,
    а на лбу бугор, какой бывает у  очень глу-
    пых собак; глаза были маленькие, голубые,
    тусклые, а выражение всей морды чрезвычай-
    но глупое. Подойдя к волчатам, он протянул
    вперёд широкие лапы, положил на них морду
    и начал:
    — Мня, мня… нга-нга-нга!..

    Волчата ничего не поняли, но замахали хвос-
    тами. Тогда щенок ударил лапой одного вол-
    чонка по большой голове. Волчонок тоже уда-
    рил его лапой по голове. Щенок стал к  нему
    боком и посмотрел на него искоса, помахивая
    хвостом, потом вдруг рванулся с  места и сде-
    лал несколько кругов по нас ту. Волчата погна-
    лись за ним, он упал на спину и задрал вверх
    ноги, а  они втроём напали на него и, визжа
    от восторга, стали кусать его, но не больно,
    а  в шутку. Вороны сидели на высокой сосне
    и  смотрели сверху на их борьбу, и очень бес-
    покоились. Стало шумно и весело. Солнце при-
    пекало уже по-весеннему; и петухи, то и дело
    перелетавшие через сосну, поваленную бурей,
    при блеске солнца казались изумрудными.
    Обыкновенно волчихи приучают своих детей
    к охоте, давая им поиграть добычей; и те-
    перь, глядя, как волчата гонялись по насту за
    щенком и боролись с ним, волчиха думала:
    «Пускай приучаются».
    Наигравшись, волчата пошли в яму и легли
    спать. Щенок повыл немного с голоду, потом
    также растянулся на солнышке. А  проснув-
    шись, опять стали играть.

    Весь день и вечером волчиха вспоминала,
    как прошлою ночью в хлеву блеял ягнёнок
    и как пахло овечьим молоком, и от аппети-
    та она всё щёлкала зубами и не переставала
    грызть с жадностью старую кость, воображая
    себе, что это ягнёнок. Волчата сосали, а ще-
    нок, который хотел есть, бегал кругом и  об-
    нюхивал снег.
    «Съем-ка его…» — решила волчиха.
    Она подошла к нему, а он лизнул её в  мор-
    ду и заскулил, думая, что она хочет играть
    с ним. В былое время она едала собак, но
    от щенка сильно пахло псиной, и,  по слабо-
    сти здоровья, она уже не терпела этого запа-
    ха; ей стало противно, и она отошла прочь…
    К ночи похолодело. Щенок соскучился
    и  ушёл домой.
    Весь день и вечером волчиха вспоминала,
    как прошлою ночью в хлеву блеял ягнёнок
    и как пахло овечьим молоком, и от аппети-
    та она всё щёлкала зубами и не переставала
    грызть с жадностью старую кость, воображая
    себе, что это ягнёнок. Волчата сосали, а ще-
    нок, который хотел есть, бегал кругом и  об-
    нюхивал снег.
    «Съем-ка его…» — решила волчиха.
    Она подошла к нему, а он лизнул её в  мор-
    ду и заскулил, думая, что она хочет играть
    с ним. В былое время она едала собак, но
    от щенка сильно пахло псиной, и,  по слабо-
    сти здоровья, она уже не терпела этого запа-
    ха; ей стало противно, и она отошла прочь…
    К ночи похолодело. Щенок соскучился
    и  ушёл домой.
    Когда волчата крепко уснули, волчиха опять
    отправилась на охоту. Как и в прошлую ночь,
    она тревожилась малейшего шума, и её пу-
    гали пни, дрова, тёмные, одиноко стоящие
    кусты можжевельника, издали похожие на
    людей. Она бежала в стороне от дороги, по
    насту. Вдруг далеко впереди на дороге за-
    мелькало что-то тёмное… Она напрягла зрение
    и  слух: в самом деле, что-то шло впереди,
    и  даже слышны были мерные шаги. Не бар-
    сук ли? Она осторожно, чуть дыша, забирая
    всё в  сторону, обогнала тёмное пятно, огля-
    нулась на него и  узнала. Это, не спеша, ша-
    гом, возвращался к себе в зимовье щенок
    с  белым  лбом.
    «Как бы он опять мне не помешал»,  — по-
    думала волчиха и быстро побежала вперёд.

    Но зимовье было уже близко. Она опять
    взобралась на хлев по сугробу. Вчерашняя
    дыра была уже заделана яровой соломой,
    и  по крыше протянулись две новые слеги.
    Волчиха стала быстро работать ногами и мор-
    дой, оглядываясь, не идёт ли щенок, но  едва
    пахнуло на неё тёплым паром и  запахом на-
    воза, как сзади послышался радостный, залив-
    чатый лай. Это вернулся щенок. Он прыгнул
    к волчихе на крышу, потом в дыру и,  почув-
    ствовав себя дома, в  тепле, узнав своих овец,
    залаял ещё громче… Арапка проснулась под
    сараем и,  почуяв волка, завыла, закудахтали
    куры, и когда на крыльце показался Игнат со
    своей одностволкой, то перепуганная волчиха
    была уже далеко от зимовья.

    — Фюйть!  — засвистел Игнат.  — Фюйть!
    Гони на  всех парах!
    Он спустил курок — ружьё дало осечку;
    он спустил ещё раз — опять осечка; он спу-
    стил в третий раз  — и  громадный огненный
    сноп вылетел из ствола и раздалось оглуши-
    тельное «бу! бу!». Ему сильно отдало в пле-
    чо; и, взявши в одну руку ружьё, а в другую
    топор, он пошёл посмотреть, отчего шум…
    Немного погодя он вернулся в избу.
    — Что там?  — спросил хриплым голо-
    сом странник, ночевавший у него в эту ночь
    и  разбуженный шумом.
    — Ничего… — ответил Игнат.  — Пустое
    дело. Повадился наш Белолобый с овцами
    спать, в тепле. Только нет того понятия, что-
    бы в дверь, а норовит всё как бы в крышу.
    Намедни ночью разобрал крышу и гулять
    ушёл, подлец, а теперь вернулся и  опять раз-
    ворошил крышу.
    — Глупый.
    — Да, пружина в мозгу лопнула. Смерть не
    люблю глупых!  — вздохнул Игнат, полезая на
    печь.  — Ну, божий человек, рано ещё вста-
    вать, давай спать полным ходом…
    А утром он подозвал к себе Белолобого,
    больно оттрепал его за уши и потом, нака-
    зывая его хворостиной, всё приговаривал:
    — Ходи в дверь! Ходи в дверь! Ходи
    в  дверь!
     

    Подробнее
  • Введение

    Актуальность исследования. Развитая и красивая речь – залог успешной социализации ребенка в обществе. Современное общество и новые стандарты образования предъявляют рад требований к речи детей. Во всех программах дошкольного возраста, соответствующих Федеральному государственному образовательному стандарту дошкольного образования (далее ФГОС ДО), одним из целевых ориентиров является хорошее владение устной речью, у ребенка должны складываться предпосылки грамотности.  

    К сожалению, дети с речевыми нарушениями, в частности с дизартрией, испытывают трудности в овладении грамотной устной речи (в частности лексико-грамматического строя речи). Необходимо искать такие пути работы, которые бы помогали ребенку успешно и безболезненно исправлять недостатки речи. 

    В логопедической практике используются как традиционные, так и нетрадиционные методы работы. В настоящее время все большую актуальность приобретает такой нетрадиционный метод как сказкотерапия. 

    Использование сказки помогает комплексно воздействовать не только на психическое состояние ребенка, но и на его речь. Благодаря сказкам занятие становиться более эффективным, поскольку в дошкольном возрасте детям интересны сказки, материал становится более доступным к пониманию, дети усваивают материал непринужденно, без давления. Не стоит забывать и о том, что, используя сказку, мы обогащаем словарный запас ребенка, дают образцы грамматически правильных форм предложений. 

    Нами поставлена цель – определить состояние лексико-грамматического строя речи и влияние сказкотерапии на формирование речи у детей дошкольного возраста с дизартрией.         

    Гипотеза исследования: развитие лексико-грамматического строя речи будет более эффективным, если в логопедической  работе  использовать                                                                                   

    сказкотерапию (логосказки). 

    Объект исследования – процесс формирования лексико-грамматического строя речи дошкольников с дизартрией. 

    Предмет исследования – использование сказкотерапии как средства формирования лексико-грамматического строя речи дошкольников с дизартрией.  

    Для реализации поставленной цели нами были определены следующие задачи исследования: 

    • проанализировать теоретическую и методическую литературу по исследуемой проблеме; 
    • раскрыть понятие сказкотерапия и определить ее влияние на развитие лексико-грамматического строя речи дошкольников с дизартрией; 
    • выявить особенности лексико-грамматического строя речи детей с дизартрией; 
    • разработать и апробировать комплекс занятий с использованием сказкотерапии по формированию лексико-грамматического строя речи детей дошкольного возраста с дизартрией; 
    • проследить динамику развития лексико-грамматического строя речи в процессе исследования. 

    В ходе работы использовались следующие методы исследования: 

    • теоретический анализ теоретической и методической литературы; 
    • анализ логопедической документации (в частности речевые карты), заключений психолого-медико-педагогической комиссии; 
    • наблюдение; 
    • эксперимент (диагностика по методике, разработанной на основе «Технологии обследования речи» Н.М. Трубниковой.); 
    • математическая обработка данных. 

    Данная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложений.

    Подробнее
  • Белоснежка и семь гномов (Братья Гримм)

    Было то в середине зимы, падали снежинки, точно пух с неба, и сидела королева у окошка, - рама его была из черного дерева, - и шила королева. Шила она, загляделась на снег и уколола иглою палец, и упало три капли крови на снег. А красное на белом снегу выглядело так красиво, что подумала она про себя:

    «Если бы родился у меня ребенок, белый, как этот снег, и румяный, как кровь, и черноволосый, как дерево на оконной раме!»

    И родила королева вскоре дочку, и была она бела, как снег, как кровь, румяна, и такая черноволосая, как черное дерево, - и прозвали ее потому Белоснежкой. А когда ребенок родился, королева умерла.

    Год спустя взял король себе другую жену. То была красивая женщина, но гордая и надменная, и она терпеть не могла, когда кто-нибудь превосходил ее красотой. Было у нее волшебное зеркальце, и когда становилась она перед ним и гляделась в него, то спрашивала:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И зеркало отвечало:

    Вы всех, королева, красивей в стране.

    И она была довольна, так как знала, что зеркало говорит правду. Белоснежка за это время подросла и становилась все красивей, и когда ей исполнилось семь лет, была она такая прекрасная, как ясный день, и красивее самой королевы. Когда королева спросила у своего зеркальца:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    Оно ответило так:

    Вы, госпожа королева, красивы собой,

    Все же Белоснежка в тысячу крат выше красой!

    Испугалась тогда королева, пожелтела, позеленела от зависти. С того часа увидит она Белоснежку - и сердце у нее разрывается, так стала она ненавидеть девочку. И зависть, и высокомерие росли, точно сорные травы, в ее сердце все выше и выше, и не было у нее отныне покоя ни днем, ни ночью. Тогда подозвала она одного из своих егерей и сказала:

    - Отнеси ребенка в лес, я больше видеть ее не могу. Ты должен ее убить и принести мне в знак доказательства ее легкие и печень.

    Егерь повиновался и завел девочку в лес, но когда вытащил он свой охотничий нож и, хотел было уже пронзить ни в чем не повинное сердце Белоснежки, стала та плакать и просить:

    - Ах, милый егерь, оставь ты меня в живых, я убегу далеко в дремучий лес и никогда не вернусь домой.

    И оттого что была она прекрасна, сжалился над нею егерь и сказал:

    - Так и быть, беги, бедная девочка!

    И точно камень свалился у него с сердца, когда не пришлось ему убивать Белоснежку. На ту пору как раз подбежал молодой олень, и заколол его егерь, вынул у него легкие и печень и принес их королеве в знак того, что приказанье ее исполнено. Повару было велено сварить их в соленой воде, и злая женщина их съела, думая, что это легкие и печень Белоснежки.

    И осталась бедная девочка в большом лесу одна-одинешенька, и стало ей так страшно, что все листочки на деревьях оглядела она, не зная, как быть ей дальше, как горю помочь. Пустилась она бежать, и бежала по острым камням, через колючие заросли, и прыгали около нее дикие звери, но ее не трогали. Бежала она, сколько сил хватило, и вот стало уже вечереть, увидела она маленькую избушку и вошла в нее отдохнуть. А в избушке той все было таким маленьким, но красивым и чистым, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

    Стоял там накрытый белой скатертью столик, а на нем семь маленьких тарелочек, у каждой тарелочки по ложечке, а еще семь маленьких ножей и вилочек и семь маленьких кубков. Стояли у стены семь маленьких кроваток, одна возле другой, и покрыты они были белоснежными покрывалами. Захотелось Белоснежке поесть и попить, и взяла она из каждой тарелочки понемногу овощей да хлеба и выпила из каждого кубочка по капельке вина, - ей не хотелось выпить все из одного. А так как она очень устала, то попробовала лечь в постельку, но ни одна из них для нее не подходила: одна была слишком длинной, другая слишком короткой, но седьмая оказалась ей впору, легла она в нее и, отдавшись на милость Господню, уснула.

    Когда уже совсем стемнело, пришли хозяева избушки, а были то семеро гномов, которые в горах добывали руду. Они зажгли семь своих лампочек, и когда в избушке стало светло, они заметили, что у них кто-то был, потому что не все оказалось в том порядке, в каком было раньше. И сказал первый гном:

    - Кто это на моем стуле сидел?

    Второй:

    - Кто это из моей тарелочки ел?

    Третий:

    - Кто взял кусок моего хлебца?

    Четвертый:

    - Кто ел мои овощи?

    Пятый:

    - Кто моей вилочкой брал?

    Шестой:

    - Кто моим ножичком резал?

    Седьмой спросил:

    - Кто это пил из моего маленького кубка?

    И оглянулся первый и увидал, что на его постельке маленькая складочка, и спросил:

    - Кто это лежал на моей кроватке?

    Тут сбежались и остальные и стали говорить:

    - И в моей тоже кто-то лежал.

    Глянул седьмой гном на свою постель, видит - лежит в ней Белоснежка и спит. Позвал он тогда остальных, прибежали они, стали кричать от удивления, принесли семь своих лампочек и осветили Белоснежку.

    - Ах, Боже ты мой! Ох, Боже ты мой! - воскликнули они. - Какой, однако, красивый ребенок! - Они так обрадовались, что не стали ее будить и оставили ее спать в постельке. А седьмой гном проспал у каждого из своих товарищей по часу, - так вот и ночь прошла.

    Наступило утро. Проснулась Белоснежка, увидела семь гномов и испугалась. Но были они с ней ласковы и спросили:

    - Как тебя зовут?

    - Зовут меня Белоснежка, - ответила она.

    - Как ты попала в нашу избушку?

    И рассказала она им о том, что мачеха хотела ее убить, но егерь сжалился над ней, и что бежала она целый день, пока, наконец, не нашла их избушку. Гномы спросили:

    - Хочешь вести наше хозяйство, стряпать, постели взбивать, стирать, шить и вязать, все содержать в чистоте да порядке, - если согласна на это, можешь у нас остаться, и всего у тебя будет вдосталь.

    - Хорошо, - сказала Белоснежка, - с большой охотой.

    И осталась у них. Она содержала избушку в порядке, утром гномы уходили в горы искать руду и золото, а вечером возвращались домой, и она должна была к их приходу приготовить им еду. Целый день девочка оставалась одна, и потому добрые гномы ее предостерегали и говорили:

    - Берегись своей мачехи: она скоро узнает, что ты здесь, смотри, никого не впускай в дом.

    А королева, съев легкие и печень Белоснежки, стала снова считать, что она самая первая и самая красивая из всех женщин в стране. Она подошла к зеркалу и спросила:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И ответило зеркало:

    Вы, королева, красивы собой,

    Но Белоснежка там, за горами,

    У гномов семи за стенами

    В тысячу крат еще выше красой!

    Испугалась тогда королева, - она ведь знала, что зеркало говорит правду, и поняла, что егерь ее обманул и что Белоснежка еще жива. И стала она снова думать да придумывать, как бы ее извести; не было ей от зависти покою, оттого что не она самая первая красавица в стране. И вот, наконец, она что-то надумала: накрасила себе лицо, переоделась старой торговкой, так что и узнать ее было нельзя. Направилась она через семь гор к семи гномам, постучала в дверь и говорит:

    - Продаю товары хорошие! Продаю!

    Глянула Белоснежка в окошко и говорит:

    - Здравствуй, добрая женщина, что же ты продаешь?

    - Хорошие товары, прекрасные товары, - ответила та, - шнурки разноцветные. - И достала королева один из шнурков, показала, и был он сплетен из пестрого шелка.

    «Эту честную женщину можно и в дом пустить», - подумала Белоснежка, открыла дверной засов и купила себе красивый шнурок.

    - Как тебе идет, девочка, - молвила старуха, - дай-ка я зашнурую тебя как следует.

    Белоснежна, не ожидая ничего дурного, стала перед нею и дала затянуть на себе новые шнурки, и начала старуха шнуровать, да так быстро и так крепко, что Белоснежка задохнулась и упала мертвая наземь.

    - Была ты самой красивой, - сказала королева и быстро исчезла.

    Вскоре после того, к вечеру, вернулись семь гномов домой, и как испугались они, когда увидели, что их милая Белоснежка лежит на земле, не двинется, не шелохнется, точно мертвая! Подняли они ее и увидели, что она крепко-накрепко зашнурована, тогда разрезали они шнурки, и стала она понемногу дышать и постепенно пришла в себя. Когда гномы услыхали о том, что случилось, они сказали:

    - Старая-то торговка была на самом деле злая королева, берегись, не впускай к себе никого, когда нас нет дома.

    А злая женщина возвратилась домой, подошла к зеркалу и спросила:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И ответило ей зеркало, как прежде:

    Вы, королева, красивы собой,

    Но Белоснежка там, за горами,

    У гномов семи за стенами

    В тысячу крат еще выше красой!

    Когда услыхала она такой ответ, вся кровь прилила у ней к сердцу, так она испугалась, - она поняла, что Белоснежка ожила снова.

    - Ну, уж теперь, - сказала она, - я придумаю такое, что погубит тебя наверняка. - Зная ведьмино колдовство, приготовила она ядовитый гребень. Затем переоделась она и обернулась другою старухой. И отправилась за семь гор к семи гномам, постучалась в дверь и говорит:

    - Продаю товары хорошие! Продаю!

    Белоснежка выглянула в окошко и говорит:

    - Проходи, проходи дальше, в дом пускать никого не велено!

    - Поглядеть-то, пожалуй, можно, - молвила старуха, достала ядовитый гребень и, подняв его вверх, показала Белоснежке.

    Он так понравился девочке, что она дала себя обмануть и открыла дверь. Они сошлись в цене, и старуха сказала: «Ну, а теперь дай-ка я тебя как следует причешу».

    Бедная Белоснежка, ничего не подозревая, дала старухе себя причесать, но только та прикоснулась гребешком к волосам, как яд стал тотчас действовать, и девочка упала без чувств наземь.

    - Ты, писаная красавица, - молвила злая женщина, - теперь-то уж пришел тебе конец. - Сказав это, она ушла.

    Но, к счастью, дело было под вечер, и семь гномов вскоре вернулись домой. Заметив, что Белоснежка лежит на земле мертвая, они тотчас заподозрили в том мачеху, стали доискиваться, в чем дело, и нашли ядовитый гребень; и как только они его вытащили, Белоснежка снова пришла в себя и рассказала им обо всем, что случилось. И еще раз гномы ей сказали, чтоб была она настороже и дверь никому не открывала.

    А королева возвратилась домой, села перед зеркалом и говорит:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И ответило зеркало, как прежде:

    Вы, королева, красивы собой,

    Но Белоснежка там, за горами,

    У гномов семи за стенами

    В тысячу крат еще выше красой!

    Услыхала она, что говорит зеркало, и вся задрожала-затрепетала от гнева.

    - Белоснежка должна погибнуть, - крикнула она, - даже если бы это мне самой стоило жизни!

    И она отправилась в потайную комнату, куда никто никогда не входил, и приготовила там ядовитое-преядовитое яблоко. Было оно снаружи очень красивое, белое и румяное, и всякому, кто б увидел его, захотелось бы его съесть, но кто съел хотя бы кусочек его, тот непременно бы умер. Когда яблоко было готово, накрасила она себе лицо, переоделась крестьянкой и отправилась в путь-дорогу, - за семь гор к семи гномам. Она постучалась, Белоснежка высунула голову в окошко и говорит:

    - Пускать никого не ведено, семь гномов мне это запретили.

    - Да, это хорошо, - ответила крестьянка, - но куда же я дену свои яблоки? Хочешь, я подарю тебе одно из них?

    - Нет, - сказала Белоснежка, - мне ничего не велено брать.

    - Ты что ж это, яду боишься? - спросила старуха. - Погляди, я разрежу яблоко на две половинки, румяную съешь ты, а белую съем я.

    А яблоко было сделано так хитро, что только румяная его половинка была отравленной. Захотелось Белоснежке отведать прекрасного яблока, и когда увидела она, что крестьянка его ест, то и она не удержалась, высунула из окошка руку и взяла отравленную половинку. Только откусила она кусок, как тотчас упала замертво наземь. Посмотрела на нее своими злыми глазами королева и, громко захохотав, сказала:

    - Бела, как снег, румяна, как кровь, черноволоса, как черное дерево! Теперь твои гномы уж не разбудят тебя никогда.

    Вернулась она домой и счала спрашивать у зеркала:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И ответило зеркало наконец:

    Вы, королева, красивей во всей стране.

    И успокоилось тогда ее завистливое сердце, насколько может подобное сердце найти себе покой.

    Гномы, возвратясь вечером домой, нашли Белоснежку лежащей на земле, бездыханной и мертвой. Они подняли ее и стали искать яд: они расшнуровали ее, причесали ей волосы, обмыли ее водой и вином, но ничего не помогло, - милая девочка как была мертвой, так мертвой и осталась. Положили они ее в гроб, сели все семеро вокруг нее и стали ее оплакивать, и проплакали они так целых три дня. Затем решили они ее похоронить, но она выглядела точно живая - щеки у нее были красивые и румяные.

    И сказали они:

    - Как можно ее такую в сырую землю закопать?

    И велели они сделать для нее стеклянный гроб, чтоб можно было ее видеть со всех сторон, и положили ее в тот гроб, и написали на нем золотыми буквами ее имя, и что была она королевской дочерью. И отнесли они гроб тот на гору, и всегда один из них оставался при ней на страже. И пришли также и птицы оплакивать Белоснежку: сначала сова, затем ворон и, наконец, голубок.

    И вот долго-долго лежала в своем гробу Белоснежка, и казалось, что она спит, - была она бела, как снег, румяна, как кровь, и черноволоса, как черное дерево. Но случилось, что заехал однажды королевич в тот лес, и попал он в дом гномов, чтобы в нем переночевать. Увидел он на горе гроб, а в нем прекрасную Белоснежку, и прочел, что было написано на нем золотыми буквами. И сказал он тогда гномам:

    - Отдайте вы мне этот гроб, а я дам вам за него все, что вы пожелаете.

    Но ответили гномы:

    - Мы не отдадим его даже за все золото в мире.

    Тогда он сказал:

    - Так подарите мне его. Я жить не могу, не видя Белоснежки.

    Когда он это сказал, сжалились над ним добрые гномы и отдали ему гроб.

    И велел королевич своим слугам нести его на плечах. Но случилось так, что споткнулись они о какой-то куст, и от сотрясения выпал кусок ядовитого яблока из горла Белоснежки. Тут открыла она глаза, подняла крышку гроба, а затем встала и сама.

    - Ах, Господи, где же это я? - воскликнула она.

    Королевич, исполненный радости, ответил:

    - Ты у меня, - и поведал ей все, что произошло, и молвил:

    - Ты мне милее всего на свете, пойдем вместе со мною в замок к моему отцу, и будешь ты моею женой.

    Согласилась Белоснежка, и отпраздновали они пышную и великолепную свадьбу.

    Но на праздник была приглашена и королева, мачеха Белоснежки. Нарядилась она в красивое платье, подошла к зеркалу и сказала:

    Зеркальце, зеркальце на стене,

    Кто всех красивей во всей стране?

    И ответило зеркало:

    Вы, госпожа королева, красивы собой,

    Но королева младая в тысячу крат еще выше красой!

    И вымолвила тогда злая женщина свое проклятье, и стало ей так страшно, так страшно, что не знала она, как ей с собой справиться. Сначала она решила совсем не идти на свадьбу, но не было ей покоя - хотелось ей пойти и посмотреть на молодую королеву. И вошла она во дворец, и узнала Белоснежку, и от страха и ужаса как стояла, так на месте и застыла.

    Но были уже поставлены для нее на горящие угли железные туфли, и принесли их, держа щипцами, и поставили перед нею. И должна была она ступить ногами в докрасна раскаленные туфли и плясать в них до тех пор, пока, наконец, не упала она мертвая наземь.

     

    Подробнее
  • 1.2. Характеристика лексико-грамматической стороны речи дошкольников с дизартрией

    Позднее начало речи, ограниченный речевой опыт, грубые дефекты произношения приводят к недостаточному накоплению словаря и отклонениям в развитии грамматического строя речи. Большинство детей с расстройствами артикуляции имеют отклонения в словарном запасе, не знают обиходных слов, часто смешивают слова, ориентируясь на сходство по звуковому составу, ситуацию и т.п. 

    Под лексико-грамматической стороной речи понимается словарь и грамматически правильное его использование. 

    Словарь – это слова (основные единицы речи), обозначающие предметы, явления, действия и признаки окружающей                      действительности. 

    Словарный запас принято делить на два вида: активный и пассивный. Активный словарь - это слова, которые говорящий не только понимает, но и употребляет. В активный словарь ребенка входит общеупотребительная  лексика, но в отдельных случаях - ряд специфических слов, повседневное употребление которых объясняется условиями жизни ребенка.  Пассивный словарь - слова, которые говорящий понимает, но сам не употребляет. 

    Пассивный словарь значительно больше активного, сюда относятся слова, о значении которых ребенок догадывается по контексту. Если у взрослого в пассивный словарь чаще всего входят специальные термины, диалектизмы, архаизмы, то у ребенка - часть слов общеупотребительной лексики, более сложных по содержанию. 

    В структуру лексического строя речи входит:  

    номинативный словарь (существительных);  

    предикативный (глагольный); 

    атрибутивный словарь (прилагательных); 

    словари служебных частей речи (наречия, местоимения и т.д.). 

    А.Н. Леонтьев отмечает,   что   овладение   словарем   является     важным условием умственного развития, поскольку содержание исторического опыта, присваиваемого ребенком в онтогенезе, обобщено и отражено в речевой форме и прежде всего в значениях слов. 

    Ушакова О.С. отмечает следующее: «Овладение словарным составом родного языка рассматривается как необходимое условие освоения его грамматического строя… Подчеркивается, что неотъемлемым свойством слова как единицы языка является его значение. Понимание всего многообразия значений слов развивается у человека на протяжении многих лет…». 

    Грамматический строй речи - это взаимодействие слов друг с другом в словосочетаниях и предложениях. Он объединяет морфемику, синтаксис и словообразование. 

    Грамматический строй – система взаимодействия слов между собой в словосочетаниях и предложениях. Различают морфологический и синтаксический уровни грамматической системы. Морфологический уровень предполагает умение владеть приемами словоизменения и словообразования, синтаксический – умение составлять предложения, грамматически правильно сочетать слова в предложении. 

    Как отмечают Е.М. Мастюкова и М.В. Ипполитова: «При дизартрии нарушения лексико-грамматической стороны речи не являются ведущими. Однако поражение двигательных механизмов речи в доречевом периоде в сочетании с сенсорными расстройствами может приводить к сложной дезинтеграции и патологии всех звеньев речевого развития ребенка с церебральным параличом». 

    При дизартрии в мозговой деятельности могут возникать специфические трудности в выделении существенных и торможении побочных связей, это сказывается на не полном развитии общей схемы высказывания, которые усиливаются за счет недостаточного подбора нужных лексических единиц. 

    Характерными для детей-дизартриков являются довольно хорошая ориентировка в окружающей обстановке, запас обиходных сведений и представлений. Например, дети знают и могут найти на картинке такие предметы, как качели, колодец, буфет, вагон; определить профессию (летчик, учитель, шофер и др.); понять действия лиц, изображенных на картинке; показать предметы, окрашенные в тот или иной цвет. Однако отсутствие речи или ограниченное пользование ею приводят к расхождению между активным и пассивным словарем. 

    Уровень освоения лексики зависит не только от степени нарушения звукопроизносительной стороны речи, но и от интеллектуальных возможностей ребенка, социального опыта, среды, в которой он воспитывается. 

    Для детей-дизартриков, характерно недостаточное владение грамматическими средствами языка. 

    Характерной особенностью речи детей с дизартрией является одновременное существование двух стратегий усвоения грамматического строя речи: усвоение слов в их нерасчлененном, целостном виде (на основе механизмов имитации); овладение процессом расчленения слов на составляющие его морфемы (на основе механизмов анализа и синтеза), которое осуществляется у детей с дизартрией более замедленными темпами. 

    Е.Ф. Соботович, А.Ф. Чернопольская (1974) указывают, что уже на самых ранних этапах усвоения родного языка у детей с дизартрией обнаруживается острый дефицит в тех элементах языка, которые являются носителями не лексических, а грамматических значений, что связано с дефектом функций общения и преобладанием механизма имитации услышанных слов. 

    При дизартрии морфологическое членение слов, или накопление специализированных форм обозначения с помощью грамматических элементов, чаще всего не имеет характера резкого скачка, как это наблюдается в норме. Явление употребления слов в нерасчлененном виде на морфологические элементы имеет ярко выраженный характер и может наблюдаться в течении многих лет жизни ребенка. Примечательно, что дети с дизартрией иногда используют в одном предложении до 3-5 и более аморфных неизменяемых слов-корней. Возраст, в котором дети начинают замечать «технику» оформления слов в предложениях, что связано с процессами членения (анализа) слов в языковом сознании ребенка, может быть самым различным; и в 3, и в 5, и в более поздний период. 

    По данным Е.М. Мастюковой и Н.В. Ипполитовой (1985), при дизартрии дети, не накопив необходимого набора словоизменительных элементов (в данном случае флексии) и не научившись передвигать слово по словоизменительной шкале, как это наблюдается в норме, преждевременно обращаются к воспроизведению наиболее обособленного морфологического элемента – предлога. Они длительно не замечают, что предлог и флексия связаны отношениями симультантности и что их сочетание представляет собой определенное единство. Флексия и предлог выступают для ребенка в воспринимаемом или словесном материале в качестве переменных элементов, которые варьируются в различных комбинациях с лексической основой и поэтому не воспринимаются детьми. На месте предлогов часто произносятся гласные: «а», «у», «и». Использование указанных глазных на месте предлога может быть частично отменено произносительными возможностями детей, которые опускают согласный звук предлога и, сохраняют только его «вокальную» часть: «а» (вместо-на); «и» (вместо-из); «у» (вместо-в). Однако в большинстве случаев «вокальный» заменитель на месте предлога является неким аморфным предлогом, общим для многих предложных конструкций, в которых ребенок как бы оставляет, «резервирует» место для будущего вспомогательного слова-предлога; ему предстоит развиться из аморфного предлога-вокала: «акамани» (из кармана), «атуи» (на стуле). 

    Непосредственным результатом поражения артикуляционного аппарата являются трудности произношения, которые приводят к недостаточно четкому восприятию речи на слух. Общее речевое развитие детей с грубыми расстройствами артикуляции протекает своеобразно. Позднее начало речи, ограниченный речевой опыт, грубые дефекты произношения приводят к недостаточному накоплению словаря и отклонениям в развитии грамматического строя речи. Большинство детей с расстройствами артикуляции имеют отклонения в словарном запасе, не знают обиходных слов, часто смешивают слова, ориентируясь на сходство по звуковому составу, ситуацию и т.п. 

    Многие слова употребляются неточно, вместо нужного названия ребенок использует то, которое обозначает сходный предмет (петля - дырка, ваза - кувшин, желудь - орех, гамак - сетка) или связано с данным словом ситуационно (рельсы - шпалы, наперсток - палец). 

    Характерными для детей-дизартриков являются довольно хорошая ориентировка в окружающей обстановке, запас обиходных сведений и представлений. Например, дети знают и могут найти на картинке такие предметы, как качели, колодец, буфет, вагон; определить профессию (летчик, учитель, шофер и др.); понять действия лиц, изображенных на картинке; показать предметы, окрашенные в тот или иной цвет. Однако отсутствие речи или ограниченное пользование ею приводят к расхождению между активным и пассивным словарем. 

    Уровень освоения лексики зависит не только от степени нарушения звукопроизносительной стороны речи, но и от интеллектуальных возможностей ребенка, социального опыта, среды, в которой он воспитывается. Для детей-дизартриков, как и вообще для детей с общим недоразвитием речи, характерно недостаточное владение грамматическими средствами языка. 

    Таким образом, на основании изученной литературы нами установлено что дети-дизартрики сталкиваются с трудностями в овладении лексико-грамматическим строем речи (имеются сложности в накоплении словаря, использовании его, в образовании слов, построении правильных словосочетаний и предложений). 

    Формирование лексико-грамматического строя речи – это трудный и длительный процесс. В формировании данного процесса необходимы эффективные средства.

    Подробнее
  • Гусли-самогуды

    В тридевятом царстве жил-был крестьянин. У него
    был сын Иванушка. Как-то раз посадил крестьянин
    репу. Выросло репы много, вся крупная, отборная.
    Только однажды вдруг приметил он, что в поле по-
    вадился кто-то репу дёргать. Стал крестьянин репу
    сторожить, да так никого и не углядел. Тогда решил
    послать в поле своего сына Иванушку.
    И вот заприметил там Иванушка маленького маль-
    чика. Нарыл мальчонка два мешка репы, взвалил себе
    на спину и пошёл к лесу. Еле идёт, мешки тащит. Тут
    Иванушка и появился. А мальчонка и говорит:
    — Сделай доброе дело, помоги мне репу до дома
    донести, дедушка тебя отблагодарит!
    Иванушка закинул мешки на спину, а сам думает:
    «Выслежу, куда нашу репу мальчик носит».
    А мальчик бежит рядом и говорит:
    — Есть у дедушки много серебра и золота. Только ты
    денег не бери, а пожелай подарочек — гусли-самогуды.

    Шли-шли, наконец дошли до избы, что посреди леса
    одиноко стояла. А в избе сидит старик, да не простой,
    а с рогами. Поклонился Иванушка старику, отдал
    мешки с репой. Старик стал его благодарить да золото-
    серебро предлагать. Иванушка уж хотел золотые мо-
    неты взять, да тут вспомнил, что мальчик сказывал,
    и говорит:
    — Спасибо, добрый человек, за золото да серебро,
    а хочу я от тебя подарочек — гусли-самогуды.
    Старик так и охнул. Посмотрел сердито на Ивануш-
    ку, у того аж дух перехватило от страха, а мальчик
    и говорит:
    — Дедушка, не сердись, отдай ему гусли-самогуды!
    — Не много ли просишь за два мешка репы? —
    спросил старик. — Да уж ладно, коли хочешь гусли-
    самогуды, так бери. Только вот наш уговор. Тебе гусли-
    самогуды, а мне подари то, что дома тебе дороже всего.
    Иванушка стал думать, что же ему дома дороже
    всего — изба старая, богатства никакого нет, стало
    быть и терять нечего.
    — Так и быть, согласен на уговор, — кивнул Ива-
    нушка.
    Вернулся домой, смотрит, а отец его умер. Делать
    нечего. Похоронил он батюшку, погоревал и решил
    идти по свету странствовать — счастья искать.

    Как-то раз пришёл в большой город. Посреди города
    дворец царский стоит, а рядом на лугу царские свинки
    паслись. Купил Иванушка свинок и стал их сам пасти.
    Играет он на гуслях-самогудах, а свинки пляшут.
    Увидела однажды это царевна и послала служанку
    купить такую свинку. А Иванушка ей и говорит:
    — Эти свинки не продаются, а только в дар даются.
    А ежели царевна хочет такую свинку, пусть сама
    придёт — мы и столкуемся.
    Пришлось царевне самой идти к Иванушке.
    — Подари мне одну свинку, — говорит царевна.
    — Чего ж не подарить, — отвечает Иванушка, —
    ты мне только за это свою ножку покажи.
    Оглянулась царевна вокруг, приподняла платье
    и показала ножку в атласной туфельке. Приметил
    Иванушка у царевны маленькую родинку на левой ноге.
    Отдал царевне свинку.
    Привела царевна свинку во дворец, стали музы-
    канты играть, а только свинка не танцует.
    Вскоре решил царь выдать царевну замуж.
    Повелел со всего царства собрать вельмож, бояр,
    купцов. Из других государств королевичи и ры-
    цари пожаловали. Собрал царь всех и говорит:
    — Отдам дочку за того, кто её приметы угадает!
    Стали все думать да никто угадать не может.
    В последний день пришёл к царю Иванушка:
    — Знаю я, царь-государь, что у царевны на левой
    ноге маленькая родинка есть!
    — Верно говоришь, молодец! — отвечает царь. —
    Значит и быть тебе царевне мужем.
    В тот же день свадьбу справили.

    Подробнее

Последние статьи

Популярные